Загрузка...

В Беларуси дорабатывается проект энергоэффективного жилья, который уйдет в массовую серию

29.08.2012 (10:38)
В Беларуси дорабатывается проект энергоэффективного жилья, который уйдет в массовую серию
Сэкономить на отоплении квартиры? Еще десять лет назад эта фраза вызывала улыбку и казалась утопичной. Ведь разводка в большинстве советских многоэтажек завязана на общем теплоузле. А значит, вместо индивидуальной оплаты потребленного по факту тепла действует принцип: «Один за всех, и все за одного». Многое изменилось с появлением энергоэффективных домов. Сегодня их жильцы из столицы и областных центров платят в осенне-зимний период в 3—4 раза меньше обычного. Скажете, так не бывает? Наведайтесь в экспериментальную высотку по улице Притыцкого, 107 в Минске и полистайте жировки за ноябрь—март. Экономия налицо, вот только таких примеров по стране пока раз-два и обчелся. 

С 2009 года в Беларуси действует комплексная программа по проектированию и строительству энергосберегающих домов. Более того, в соответствии с новой Концепцией жилищной политики к 2015 году 60 процентов от всего построенного в стране жилья должно быть энергоэффективным. Какой же проект примут за основу? С какими трудностями уже столкнулись жильцы «умных» домов? Что пока мешает поставить массовое домостроение на энергосберегающие рельсы? И почему отечественными разработками так заинтересовались Россия и Казахстан?

Обсудить эти важные вопросы мы пригласили Дмитрия СЕМЕНКЕВИЧА, заместителя министра архитектуры и строительства Беларуси, Владимира КОМАШКО, заместителя директора Департамента по энергоэффективности, Леонида ДАНИЛЕВСКОГО, первого заместителя директора ГП «Институт жилища НИПТИС им. Атаева С.С.», и Николая ЕМЕЛЬЯНОВА, заместителя главного инженера ЖРЭО № 1 Фрунзенского района Минска.

Окупаемость энергоэффективных технологий — 6—8 лет 

«Р»: — Дмитрий Игоревич, первый вопрос вам. Сколько жилья уже построено в рамках Комплексной программы по проектированию и строительству энергоэффективных домов на 2009—2020 годы?

Д.СЕМЕНКЕВИЧ: — Начнем с того, что энергоэффективным считается дом, который потребляет на отопление 40 кВт•ч/м2 в год. И сегодня для каждой области страны существует план по строительству жилья в таком исполнении. Пока процент не очень большой: в прошлом году по республике в энергоэффективном формате построено 476,6 тысячи м2. Цифра, может, и внушительная (это размер небольшого города), но в объеме нового строительства это чуть меньше 10 %. Могу привести цифры за период с 2009-го по 2011 год по регионам. В Брестской области построено 133,6 тысячи м2, в Витебской, хоть это и самый северный регион, только 24 тысячи м2 . В Гомельской — 239,2 тысячи м2, в Гродненской — 153,9 тысячи м2, в Минской — меньше всего, 3,4 тыся-чи м2. В Могилевской — 63,6 тысячи м2 , а в самом Минске — 192,5 тысячи м2. В основном это многоэтажные дома.

Программа идет не так легко, как нам хотелось бы. Понятно, что технологии строительства энергоэффективного жилья, которые мы предлагаем, ведут к увеличению разовых затрат и, соответственно, стоимости метра, но при эксплуатации объекта, конечно, имеют положительный эффект. Наши специалисты подсчитали, что удорожание составляет в пределах 8 %. Цифра не сумасшедшая. Самое главное, что окупаемость этих технологий составляет 6—8 лет. Если сравнить с промышленностью, где срок окупаемости некоторых технологий — 10—12 лет, это хороший показатель. И сейчас нами поставлена задача построить 60 % жилья в энергосберегающем формате уже в 2015 году. Постепенно будем переходить на 100 % при тех параметрах, которые установлены на сегодня. Но ведь можно двигаться дальше и снижать показатель энергопотребления, поскольку для экономии энергии при отоплении зданий используются еще не все резервы.

«Р»: — Вы упомянули, что стоимость квадратного метра в доме, где используются энергосберегающие технологии, всего на 8 % превышает среднюю. Но так ли незначительно это удорожание?

Д. СЕМЕНКЕВИЧ: — Разумеется, нет. Удорожание даже на 1 или 2 % — это уже проблема. Есть задача найти баланс между возможностями потребителя и стоимостью «квадрата», чтобы спрос и предложение были соизмеримы. Можно построить мультикомфортный дом, но его стоимость будет такой, что нашему человеку доходы не позволят купить или даже взять в аренду квартиру в нем. Поэтому 8 % — цифра ощутимая. На мой взгляд, необходимо несколько поменять статистику. Если мы изменим подходы, включим показатели, которые будут учитывать экономию при эксплуатации, эффект будет ощутимее.

Города-спутники будут экономить тепло

«Р»: — Откуда такая цифра — 60 %?

Д. СЕМЕНКЕВИЧ: — Посчитали возможности, оценили реальную ситуацию. 60 % — довольно серьезный показатель, который будет стимулировать облисполкомы активнее внедрять практику энергоэффективного жилищного строительства.

Кстати, одна из новаций, которую предлагается реализовать при строительстве городов-спутников (а речь идет о спутниках не только Минска, но и областных центров), — 100-процентное формирование жилья в энергоэффективном формате. Это значит, что мы будем иметь не просто разбросанные по отдельным микрорайонам дома, а целые энергоэффективные кварталы и районы. Институт жилища совместно с Институтом градостроительства прорабатывает тему экономии энергии при градостроительстве. Конфигурация районов и кварталов, расположение зданий относительно сторон света и направления ветра влияют на параметры энергосбережения.

«Р»: — Делался ли экономический расчет окупаемости затрат на строительство энергоэффективного дома? Сколько лет должно эксплуатироваться такое жилье, чтобы «отбить» затраты на строительство?

Д. СЕМЕНКЕВИЧ: — Смысл программы не просто построить и забыть, отдав это на откуп эксплуатирующим организациям и собственникам, но и проводить мониторинг, смотреть, какой эффект она дает. Буквально недавно мы делились результатами мониторинга с коллегами из российского Фонда содействия реформированию жилищно-коммунального хозяйства. Они совпадают с ожидаемыми: мы выходим на показатель 40 кВт•ч/м2 в год. Да, есть отдельные квартиры, которые продолжают тратить на отопление много энергии, и об этом расскажет далее представитель НИПТИС, а есть те, которые тратят минимум.

Сейчас эксплуатируются два вида энергоэффективных домов: с системой индивидуальной рекуперации, когда теплообменник для подачи свежего воздуха устанавливается в каждой квартире; и с системой поэтажной рекуперации, при которой одна машина распределяет воздух между квартирами на этаже.

«Р»: — Какая из двух систем используется более широко?

Л. ДАНИЛЕВСКИЙ: — В Минске два дома с поэтажной рекуперацией, а так в основном чаще встречается индивидуальная. На Притыцкого, 107 мы предполагали, что это будет самая массовая серия, панельный дом, но пока он такой один.

Д. СЕМЕНКЕВИЧ: — Начав в 2009 году программу и предложив экспериментальный, конструктивно новый дом, мы ставили задачу массово использовать серию, выпускаемую нашими заводами крупнопанельного домостроения. А также внедрить в эту серию все инновации — и по стенам, и по окнам, и по остальным техническим решениям. Но сейчас перед Институтом жилища поставлена задача создать проект абсолютно нового дома.

«Р»: — Сейчас в стране активно возводится арендное жилье. Такие дома также будут оснащены системами рекуперации?

Д. СЕМЕНКЕВИЧ: — Как раз-таки в арендном жилье и нужно предусматривать такие системы, потому что они бы позволили его собственникам, в частности исполкомам, серьезно экономить ресурсы и предложить меньшую оплату эксплуатационных расходов, чем в среднем по стране. Однако пока эксперимент, который проводится в Минске и областных центрах, предусматривает строительство домов без таких систем.

Энергопотребление жилфонда должно снизиться в 3—4 раза

«Р»: — Владимир Николаевич, скажите, сколько процентов энергопотребления от условных 100 позволит сэкономить успешная реализация этого проекта в национальном масштабе?

В. КОМАШКО: — По имеющимся данным, жилищный сектор страны потребляет около 12,5 % всех энергоресурсов. Это немало. Причем потребление распределено по республике неравномерно. К примеру, по данным за 2011 год, в Минске жилищный сектор потребил 53 % тепловой энергии, в других городах — меньше. С учетом того, что энергоэффективные дома в 3—4 раза энергоэкономичнее, можно оценить возможную экономию.

«Р»: — В случае развития программы по идеальному сценарию в какую цифру могут трансформироваться эти 12,5 % к 2015 году?

В. КОМАШКО: — Здесь необходимо учитывать, как будет меняться валовое потребление энергоресурсов. А оно, в свою очередь, зависит от того, насколько вырастет ВВП. За последние три пятилетки ВВП вырос более чем в 2,5 раза, а потребление топливно-энергетических ресурсов — только на 10 %. Рост ВВП определяет увеличение затрат топливно-энергетических ресурсов, хотя мы их сдерживаем. Точно сказать, чего можно ожидать именно по жилью, затруднительно. Но если сейчас мы строим дома с энергопотреблением 40 кВт•ч/м2 в год (а это в 3—4 раза меньше, чем в домах старого жилищного фонда) — и хотим их строить 60 % от общего жилищного строительства, то можно говорить о том, что и энергопотребление жилфонда снизится соответственно.

«Р»: — Приведите, пожалуйста, пример успешной реализации схожего проекта в промышленности или другой отрасли хозяйства Беларуси.

В. КОМАШКО: — Проекты по повышению энергоэффективности дают ощутимый результат прежде всего в сфере производства самой энергии. Благодаря использованию парогазовых комплексов на ТЭЦ, внедрению когенерации (одновременной выработки тепловой и электрической энергии) на газовых котельных значительно снижается потребление топлива для выработки энергии. Снижение затрат топлива при выработке энергии совместно с ее экономией потребителями и дают положительные результаты. В 1990 году энергоемкость ВВП составляла 780 граммов нефтяного эквивалента на 1000 долларов США валового внутреннего продукта. В 2009 году этот показатель снизился до 290 граммов. Причем если раньше мы значительно отставали от России и Украины, то сейчас опережаем и приближаемся к показателям Канады, страны, которая сопоставима с Беларусью по климатическим условиям. Там этот показатель равен 250 граммам. Мы предполагаем к 2020 году достичь уровня 200—210 граммов нефтяного эквивалента на тысячу долларов США ВВП. Это очень высокий показатель.

Наиболее же значимыми проектами в области повышения энергоэффективности и энергосбережения в нашей стране за последние 3 года можно назвать модернизацию с внедрением парогазового цикла на минских ТЭЦ-2 и ТЭЦ-3, внедрение газотурбинных установок в технологическом производстве сушки сырья на Белорусском цементном заводе в Костюковичах, внедрение когенерационных установок на котельных ЖКХ, реализацию энергосберегающих мероприятий в демонстрационной зоне высокой энергетической эффективности на Бобруйском заводе тракторных деталей и агрегатов, где энергопотребление снижено почти в 2 раза при двукратном увеличении производства продукции.

Проектировщикам нужно выдерживать компромисс

«Р»: — Есть ли чем похвастаться в области строительства энергоэффективного жилья нашим соседям: России, Украине, Польше, а также Казахстану?

В. КОМАШКО: — В России все довольно разрозненно, централизованных программ нет. В отдельных регионах Российской Федерации построено порядка 45 энергоэффективных домов. Применяются различные технологии: рекуперация на встречных потоках, «умные» окна, в которых происходит подсос воздуха через камеры в самих окнах. Отрадно, что сейчас во вновь создаваемых домах появляется некий интеллект. Нашим проектировщикам также надо проявлять творчество… Но здесь, действительно, должен быть определенный компромисс между технологическими новинками и стоимостью жилья.

В соседней Польше достигнуты определенные результаты в сфере энергоэффективного строительства жилых домов, так как эта работа начата с 1998 года. Не последнюю роль в ее успехах сыграл Евросоюз, принявший соответствующую директиву об экологии и экономии.

Казахстан формирует правовую базу в сфере энергосбережения для перехода экономики на энергоэффективное развитие. В рамках пилотных направлений проекта «Энергоэффективное проектирование и строительство жилых зданий» в Караганде сейчас ведется строительство жилого комплекса с внедрением технологий по энергоэффективности зданий. Его сдача намечена на 2013 год. В Украине только вводятся новые стандарты строительства жилых домов для экономии постоянно дорожающего российского газа.

«Р»: — На ваш взгляд, является ли сдерживающим фактором для строительства энергоэффективного жилья нынешний процент оплаты населением жилищно-коммунальных услуг?

В. КОМАШКО: — Я бы связывал не с этим, а с перекрестным субсидированием. Цены на энергоносители еще не сильно «кусаются». Одно дело, когда просто не платят, а другое, когда жители не «созрели» психологически к тому, что надо проводить мероприятия по энергосбережению. У нас, правда, это еще не так показательно, а в Казахстане, например, тепловая энергия для жителей вообще стоит копейки, и плата за нее на кошельке потребителей практически никак не отражается. У нас в стране разница в стоимости энергии для юридических лиц и для жилищного сектора такая, что жители не особо задумываются о серьезных мерах в части энергосбережения.

Д. СЕМЕНКЕВИЧ: — Отвечая на этот вопрос, необходимо исходить из того, чья это проблема. Если государство, как в случае с Казахстаном, берет на себя погашение практически всех расходов на снабжение зданий тепловой энергией, то это государственная проблема. Почему? Государство, которое экономит на тепле, снижает расходы на добычу сырья, его транспортировку, сжигание и так далее. Мы выполняли проекты по утеплению фасадов в Туркменистане: они хотели просто облагородить их, закрыть плиткой или природным камнем, а мы предложили еще и утеплять, там ведь тоже бывают низкие температуры: и 10, и 20 ниже нуля. Они говорят: «Зачем? У нас отопление практически бесплатное, условно 1 манат в квартал люди платят». Так вот задача государства — снизить эти расходы и пустить высвободившиеся средства на другие цели: социальные проекты, исследования. Я согласен, что для населения это вопрос не столь существенный: не так много мы платим за отопление жилья. Но когда введут правила, по которым мы будем платить за столько энергии, сколько потребили, а субсидирование будет адресным, тогда потребитель поймет, что это его проблема, и будет заказывать только такой дом.

«Человек должен почувствовать: тепло и комфорт стоят дорого»

«Р»: — А теперь вопрос к ЖРЭО. Николай Николаевич, впечатлил ли вас дом на Притыцкого, 107? Убедились ли вы в том, что он, действительно, позволяет добиться рекордного для столицы пока-зателя энергопотребления в 40 кВт•ч/м2 в год?

Н. ЕМЕЛЬЯНОВ: — Безусловно, да. Когда этот дом принимался в эксплуатацию, его показывали не только нам, но и специалистам по энергетике из Еврокомиссии. Конечно же, они не ожидали увидеть подобный объект в Минске и уезжали домой под впечатлением. Однако своей возможностью финансово поддержать данный проект так почему-то и не воспользовались…

«Р»: — Сегодня ни один капремонт в столице, да и в регионах страны не обходится без тепловой модернизации фасада. Считается, что это позволяет многократно уменьшить теплопотери дома… Согласны ли с этим утверждением? Что показывает ваша практика их дальнейшей эксплуатации?

Н. ЕМЕЛЬЯНОВ: — Практика показывает, что у нас пытаются удешевить не только новое строительство, но и капитальный ремонт. В частности, из проекта нередко исключаются приборы поквартирного учета и регулирования тепла. Вот и получается, что зимой в таких квартирах не просто тепло, а без вмешательства ЖРЭО ужасно жарко. Чтоб вы понимали: тяжело выравнять температуру воздуха во всех жилых помещениях, имея один теплоузел на 80—100 квартир. В итоге в 20-градусный мороз в некоторых квартирах настежь открываются форточки, и драгоценное тепло «торопится в трубу». Это одна из причин того, что дом после капремонта со 160 кВт•ч переходит в категорию не 80—90, а 120 кВт•ч/м2 в год. Есть здесь и второй немаловажный аспект — откровенное нежелание населения учиться его эксплуатации в случаях, когда приборы все-таки установлены. Поэтому лично моя позиция в этом вопросе непреклонна: пока оплата населением ЖК-услуг не достигнет 100 процентов, об экономии говорить нет смысла. Человек должен почувствовать на своем кармане, что тепло и комфорт стоят дорого. Без этого движения вперед не будет. Что же касается капремонтов, то экономить на энергосберегающих технологиях в данном случае не стоит. Ведь в перспективе мы получаем ощутимое снижение расходов.

«Р»: — Насколько нам известно, эксплуатируемый вашим ЖРЭО дом по ул. Одоевского, 70 добился похвальных результатов по энергоэффективности, но при заметно меньших финансовых затратах…

Н. ЕМЕЛЬЯНОВ: — Дом новый, однако при этом он не считается энергосберегающим. На Одоевского, 70 применены панели с высоким коэффициентом термосопротивления, а также смонтирована горизонтальная система отопления и индивидуальные приборы регулирования подачи тепла в квартиры, что позволило по итогам отопительного периода 2011—2012 года выйти в среднем на показатель 90 кВт•ч/м2 в год. В остальном это обычная панельная многоэтажка, кстати, конструктивно очень похожая на дом по Притыцкого, 107, только без системы рекуперации. Повторюсь, технологией поквартирного учета и регулирования тепловой энергии надо научиться пользоваться. Тогда, даже имея не очень энергоэффективный дом, можно достичь хороших результатов по экономии дорогостоящего ресурса. Думаю, если бы у жильцов по ул. Одоевского, 70 была возможность «поймать» уходящее тепло, результат был бы сравним с самым энергоэффективным домом.

Ноу-хау: греем дом от сточных вод?

«Р»: — Институт НИПТИС — вдохновитель и разработчик того самого экспериментального дома по Притыцкого, о котором сегодня сказано немало. Леонид Николаевич, какие еще готовые проекты энергоэффективных домов вы готовы сегодня предложить в массовую серию?

Л. ДАНИЛЕВСКИЙ: — Наш институт по поручению Министерства архитектуры и строительства разработал философию энергоэффективного строительства для Беларуси, то есть учел все наши климатические и экономические условия. И речь не только об отдельно взятой системе рекуперации тепла, а вообще об уровне потребления тепловой энергии, который оптимально подходит для наших жилых зданий. Сюда входят как оконные конструкции с высокими показателями теплосопротивления, так и утепление фасада, тепловая защита которого увеличена с 30 до 200 % в сравнении со стандартными зданиями. Таким образом, мы подошли к тому, что не только система рекуперации делает дом энергоэффективным и выводит его на оптимальный уровень потребления тепловой энергии на отопление. 

Но я бы хотел обратить ваше внимание на горячее водоснабжение. Ведь в зданиях, которые строятся по сегодняшним нормативам, жилец потребляет на отопление такое же количество энергии, как и на горячее водоснабжение. И ни у кого не возникает мысли: а как же нам сэкономить на горячей воде? Поэтому в своих новых проектах мы уже используем новую опцию — утилизация тепла от сточных вод. Мы просчитали, что таким образом удастся вернуть 40—50 процентов тепла, которое уходит в сливную канализацию. И тогда оптимальные характеристики дома с учетом горячего водоснабжения и отопления будут около 70 кВт•ч/м2 в год. А пока, если озвучивать реальные цифры, получаем следующую картину суммарного энергопотребления домов: старый жилфонд — порядка 230 кВт (160+70) в год, здания начала 1990-х — 170 кВт (100+70), дома нынешнего поколения — 120—130 кВт (60+70), энергоэффективные дома — порядка 100 кВт•ч/м2 в год (40+60). Получается, что суммарный эффект не такой большой, как хотелось бы.

«Р»: — Этими ли разработками заинтересовались строители из Казахстана и России?

Л. ДАНИЛЕВСКИЙ: — Мы достаточно хорошо знакомы с опытом строительства в одной и в другой стране. В России, например, сегодня разработано 30 проектов энергоэффективных домов усадебной застройки. Это малоэтажные дома, рассчитанные на одну семью. В каждом случае там «работают» локальные решения по экономии тепла, при этом нет ни одной сводной, полностью выверенной модели, которую можно было бы тиражировать в масштабах страны. Поэтому наша идеология массового строительства энергоэффективных зданий представляет и для россиян, и для казахов колоссальный практический интерес.

Беларусь на сегодня бесспорный лидер в этом направлении на просторах СНГ, скажу об этом без ложной скромности. Более того, наши разработки гораздо ближе для этих стран, нежели готовые западные образцы. Ведь все мы выросли из одних социально-экономических обстоятельств, у нас схожий менталитет, психология, а также климатические факторы.

Д. СЕМЕНКЕВИЧ: — Особо подчеркну, что все необходимые технологии для строительства такого жилья спроектированы и уже производятся в Беларуси. Поэтому есть уникальная возможность экспортировать эту услугу дальше.

«Р»: — На ваш взгляд, выгодно ли только что созданному ТС брать на обслуживание дом с системой рекуперации воздуха? И кто, случись что, должен чинить это сложное оборудование в гарантийный период, а также после его завершения?

Л. ДАНИЛЕВСКИЙ: — Всякий раз, когда на смену старым технологиям приходят инновационные, возникает этот сакраментальный вопрос. Вспомните, в середине 1990-х он возник, когда в квартирах начали устанавливать счетчики и регуляторы на жилой фонд. А справится ли сантехник дядя Ваня со своей кувалдой? А кто, а где, а как? Вопросов было немало. А сегодня, посмотрите, весь жилой фонд страны оснащен такими приборами. Уверен, когда в массовом масштабе возникнет рынок рекуператоров, систем управления воздухообменом и т.д., обязательно возникнут фирмы, которые захотят заработать на их ремонте и обслуживании.

«Некоторые мелочи мы не предусмотрели…»

«Р»: — Собственно, к чему мы все это… Первый энергоэффективный дом на ул. Притыцкого построен 5 лет назад, однако за это время в нем проявился ряд технических огрехов. В частности, нарекания у жильцов вызывает то, что рекуператоры установлены на балконе, и там образуется конденсат. Причина его скапливания — недостаточный уклон при монтаже водоотводящих трубок. В итоге в зимнее время вода леденеет на балконе, владельцы ряда квартир вынуждены самостоятельно переделывать эти нюансы. Второе серьезное замечание — неэстетичность вентиляционных коробов в кухне и зале. Жильцы спрашивают: нельзя ли было сделать это как-то менее рельефно, а так под потолком висит загогулина 30 на 30 см. И, наконец, третье. Если в квартирах этого дома предусмотрено все, чтобы сэкономить тепло, то в местах общего пользования — едва ли. На выходе все это выливается в дополнительные теплопотери и доплаты жильцов через жировку. В итоге, с одной стороны, режим полнейшей экономии, с другой — неконтролируемые общие затраты. Может быть, имеет смысл скорректировать первоначальный проект с учетом этих фактов? Доведены ли до застройщика требования по устранению дефектов и недопущению впредь подобного?

Л. ДАНИЛЕВСКИЙ: — Действительно, в первом доме некоторые мелочи мы не смогли предусмотреть. Вам, наверное, еще не сказали, что вентиляционная шахта входящего воздуха утеплена блестящей упаковкой. Выяснилось, что она очень нравится птицам, и они начинают ее клевать. Пришлось устанавливать специальную сетку, чтобы ограничить доступ пернатых. Очевидно, что требует большей тщательности и авторский надзор за ходом строительства. Ведь, как говорят, дьявол кроется в мелочах. Этой весьма серьезной «мелочью» стал конденсат. Мы предусмотрели, что должен быть постоянный уклон для его отведения. Увы, на стадии строительных работ вышло по-другому… Вместе со специалистами МАПИД мы разобрали одну из таких конструкций и увидели, что уклона в нужном месте попросту нет: очевидный дефект при монтаже.

Д. СЕМЕНКЕВИЧ: — Замечания есть, и сейчас ведется активная работа по их устранению. На выходе мы должны получить окончательный проект энергоэффективного дома, продуманный до последней мелочи. Без случайностей и недоделок. Именно он и будет в ближайшие годы «тиражироваться» в столице и регионах. Несмотря на известную экспериментальность столичного дома по ул. Притыцкого, мы против того, чтобы проводить эксперименты на людях. В нашем распоряжении сегодня достаточно технологий и оборудования, чтобы провести все испытания в закрытых лабораторных условиях. В том числе с помощью компьютерных программ.

Если ближе к теме, то НИПТИС дан срок по завершению проекта до конца этого года.

Л. ДАНИЛЕВСКИЙ: — Рекуператоры на балконе и трубки для отведения конденсата — это все решаемо. Я хотел бы отметить не менее важные моменты. За пять лет эксплуатации этого дома ни одна его система не вышла из строя. Люди научились эффективно пользоваться новыми системами по энергосбережению. Их освоили даже пенсионеры. Это реальная экономия, измеряемая в десятках тысяч рублей.

Просмотров сегодня/7 дней/всего: 3/21/6942
Главная Продажа Аренда Новостройки Новости О нас
© ПРО Недвижимость, 2009-2018 При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна